Мифы Ледового побоища: что никогда не найдут на дне Чудского озера

Сражение 1242 года оказалось одним из тех событий, значимость которых основательно повредила достоверности их освещения.

О Ледовом побоище известно всем, даже тем, кто историей не интересуется. Образ сермяжного ополчения, останавливающего на замерзшем озере клин стальной кавалерии, намертво вбит в общественное сознание школьными учебниками и фильмом Сергея Эйзенштейна «Александр Невский». Но, как это обычно и бывает, в реальности всё происходило не так, не там и не потому.

Как в кино

Согласно канонической версии, битва произошла на льду Чудского озера у Вороньего камня 5 апреля (18-го по новому стилю) 1242 года.

Русское войско якобы стояло в обороне, ожидая удара рыцарской кавалерии. Командовавший нашей ратью князь Александр Невский в стороне от основных сил расположил засадный полк, который дождался, пока противник увяз в рукопашной, и решил исход сражения ударом во фланг.

Ливонский орден же, и это знает каждый, наступал «свиньей» – клиновидным строем большой глубины, который почти прорвал русский центр. Под конец битвы рыцари побежали и стали проваливаться под лед, так как весили больше русских дружинников и ополченцев.

Численность сторон в «классической» версии оценивалась в 10 – 12 тысяч воинов со стороны ордена и его союзников и в 15 – 17 тысяч - со стороны Невского и новгородцев. Версия красивая, понятная – и полностью не соответствующая действительности.

Иллюстрация из <a href=книги А. Митяева «Ветры Куликова поля». Источник: chaltlib.ru" src="//mtdata.ru/u18/photoF245/20681895262-0/original.jpg#20681895262">
Иллюстрация из книги А. Митяева «Ветры Куликова поля». Источник: chaltlib.ru

В первую очередь стоит отметить, что пехота в сражении вообще не принимала участия. Александр Невский ввел за собой княжескую дружину, состоявшую исключительно из всадников. Его поддерживал новгородский городовой полк. Долгое время это формирование было принято изображать как толпу ремесленников, которые ради высокой цели бросили дела и отправились в поход, не имея ни доспехов, ни нормального оружия. На самом деле полк составляли тяжеловооруженные и прекрасно экипированные всадники, которые отличались от княжеских дружинников только тем, что служили не одному человеку, а коллективном сеньору – городу. Кроме того, в битве на стороне новгородцев принимали участие наемники из числа эстов – предков эстонцев.

Со стороны немцев пехоты также не было. Рыцари по определению были всадниками, их боевым слугам – кнехтам - тоже приходилось ездить верхом, иначе они были не способны помочь своим господам в сражении. Конными были и люди епископа Дерптского, и наемники-эсты.

Примерно так были экипированы новгородские «ополченцы» и княжеские дружинники. Источник: ic.pics.livejournal.com
Примерно так были экипированы новгородские «ополченцы» и княжеские дружинники. Источник: ic.pics.livejournal.com

Свинья для боя не годится

Но если новгородская пехота не стояла, сомкнув сермяжные ряды и ощетинившись дерокольем, то кого же проламывала немецкая «свинья»? Да собственно, никого. Миф о том, что построенные клином конные рыцари могут прорвать глубокоэшелонированные порядки – не более чем фантазия кабинетных теоретиков.

При столкновении всадников с врагом лошади передних рядов теряют скорость и останавливаются. Следующие за ними шеренги должны также остановиться или разъехаться в стороны. Так что какой-то особой пробивной силы колонна или клин всадников не имеет.

Существует не лишенное смысла предположение, что в апреле 1242-го рыцари построились «свиньей» в первую очередь для того, чтобы не дать слабохарактерным союзникам разбежаться до начала схватки. Прибалтов поставили в центр строя и буквально под конвоем вели в битву. Судя по конечному результату, затея почти сработала.

Интересно, что «Старшая Ливонская рифмованная хроника» описывает битву так, что, начитавшись более поздних фантазий, можно и не поверить, что речь идет об одном и том же событии. Источник сообщает - русское войско было разделено всего на две части: впереди стоял отряд из конных лучников, позади него развернулись основные силы князя Александра. Рыцари атаковали передовой отряд и пробились сквозь него. Однако затем в дело вступила основная часть русской дружины. Немцы были окружены и перебиты. Ни засадный полк, ни коварные льдины в хронике не упоминаются.

Яркий образ представителя трудового народа, сокрушающего иностранного агрессора, был очень востребован в СССР. Источник: publizist.ru
Яркий образ представителя трудового народа, сокрушающего иностранного агрессора, был очень востребован в СССР. Источник: publizist.ru

Подледная трава

Историки долгое время не обращали внимания на последовательность сражений 1242 года. А зря. Дело в том, что экспансия военно-монашеских орденов в XIII веке серьезно отличалась от вторжений XIX – XX веков. Это был довольно медленный, ползучий процесс. В 1242 году Александр Невский не столько останавливал вторжение, сколько ликвидировал его последствия.

Годом ранее немцы взяли крепость Копорье и город Изборск. Начав ответный поход, князь выбил противника из обеих крепостей, после чего поступил как всякий нормальный феодал – отправился грабить и жечь земли противника. Под раздачу, кроме орденских, попали земли Дерптского епископства. После нескольких столкновений с войсками епископа князь отступил к Чудскому озеру. Если держать в уме эту небольшую деталь, нетрудно понять, почему Вороний камень до сих пор не найден. Он действительно может быть расположен недалеко от озера – в одном или двух дневных переходах конной дружины. Тридцать километров туда, тридцать сюда.

Во всяком случае, он не находится ни на берегу водоема, ни на острове Вороний, где его пытались «прописать» одно время.

Советские археологи очень упорно искали следы битвы. Самая продолжительная экспедиция заняла восемь лет, и длилась с 1958 по 1966 год. Дно Чудского озера и его берега, что называется, прочесали частым гребнем. Нашли много интересного, но ничего, что имело бы отношение к сражению XIII века.

Байка про тонущих рыцарей возникла из летописного упоминания, что немцев преследовали по льду. При этом не исключено, что сам летописец перенес в 1242 год один из эпизодов более позднего сражения – Раковорской битвы 1268 года.

Меж тем «Рифмованная хроника» сообщает, что мертвые с обеих сторон падали на траву. Прозаично, но, учитывая месяц, в который произошла битва, ничего невероятного в этом нет. А вот в то, что немцы и новгородцы зачем-то решили вывести конные отряды на апрельский лед – верится с трудом. Профессиональные воины, конечно, к смерти относились спокойно, но самоубийц и дураков среди них не было.

Штампы и ошибочные представления о битве в пятиминутном ролике. Фильм С. Эйзенштейна «Александр Невский»

Все

Счёт на «тыщи»

Политические и психологические последствия победы были огромны. Ливонский орден пошел на заключение десятилетнего перемирия, а в исторических источниках битва упоминается вплоть до XVI века. Однако значимость сражения ощутимо навредила достоверности сообщений о нем.

Первоначально немецкие источники сообщали, что на битву с князем Александром отправилось 35 – 40 рыцарей. Учитывая, что каждого из них сопровождало в среднем четыре кнехта, нетрудно посчитать, что общая численность орденского войска – примерно 200 человек. Некоторое количество людей отправил епископ Дерпта, однако оно не могло быть больше орденских сил. Также в войске присутствовали несколько сотен наемников-прибалтов. Получается, что суммарно немецкая сторона выставила около 500 всадников.

Дружины русских князей примерно соответствовали отрядам западноевропейских герцогов, численность которых колебалась от 200 до 600 латников. Примерно такой же численности был и новгородский полк. По некоторым современным оценкам, общее число сражавшихся вряд ли превышало 1 500 воинов. Для XIII века – масштаб вполне солидный. Однако в последующие столетия сведения в первоначальных источниках начинали выглядеть не очень впечатляюще. Соответственно, их стали править.

В XIII веке русские летописи сообщали об убийстве 400 и пленении 50 немцев, а также истреблении «чюди без числа», что уже само по себе было лихим враньем. К XV веку количество убитых рыцарей вырастает до 500.

Аналогично с годами росли потери и в немецких источниках. Так, «Рифмованная хроника», написанная вскоре после битвы, сообщает о гибели 20 и пленении шестерых братьев-рыцарей. Однако к концу того же века в «Хронике Тевтонского ордена» говорится о гибели 70 рыцарей. При этом отмечается, что каждый немец дрался с 60 русскими. К 30-м годам XX века историки дописались до 15 – 20-тысячных армий, решавших судьбу всей Руси.

Еще в 60-е годы профессиональное сообщество стало избавляться от мифов, облепивших битву. Однако этот процесс почему-то остался незамеченным, особенно школьными программами, которые и сейчас продолжают транслировать сказку про тысячи бездоспешных пехотинцев, топивших вражеских латников в полыньях апрельского озера.

 

Источник ➝

Трамп решил навести порядок с соцсетями в США

Президент США Дональд Трамп подписал указ, регулирующий деятельность соцсетей на территории страны. По мнению главы Белого дома, больше соцсети не смогут делать то, что им хочется, поскольку лишились защиты от ответственности.

«Я подписал сегодня исполнительный указ по защите свободы слова, прав граждан США. Социальные сети, как Twitter, имели беспрецедентную защиту от ответственности, основываясь на теории о том, что они являются нейтральной платформой. Но это не так. Исполнительный указ призван [установить] новое регулирование на основе раздела 230 закона [об этике в сфере] коммуникаций.

Социальные сети, замешанные в цензуре или политических действиях, больше не будут обладать защитой от ответственности, это большое решение», – цитирует Трампа ТАСС.

До подписания указа, по словам американского лидера, соцсети «могли делать все, что захочется», теперь же Федеральная комиссия по торговле обязана будет следить, чтобы они не совершали каких-либо действий «вводящих в заблуждение или наносящих вред торговле».

Причиной такого решения Трампа стала отметка Twitter, предупреждающая пользователей соцсети о недостоверности информации, которой был отмечен один из постов главы Белого дома.

 

 

Мужья и любовники Евгении Симоновой

Вот уже почти полвека Евгения Симонова остается одной из самых загадочных актрис нашего кино. В 17 лет она дебютировала на экране в роли летчицы Маши Поповой в фильме «В бой идут одни «старики». А после выхода картин «Афоня» и «Обыкновенное чудо» каждый второй советский парень мечтал жениться именно на такой девушке, как ее Катя Снегирева или Принцесса. Эти образы преследуют народную артистку всю жизнь. Накануне 65-летия Евгении Павловны мы решили выяснить, какая она на самом деле - в обычной жизни, в любви, у себя дома.

- Это «клеймо» чистой невинной девушки - ходячей добродетели - принесло мне всесоюзную известность, - не скрывает Симонова. - Мои незатейливые «девочки» как-то проникали людям в душу. Но с другой стороны, это стало некой «рамкой», в которую я попала, и оттуда было очень трудно выбраться. У меня трагическая профессия, а жизнь - счастливая.

Ради Каина бросила Ромео

- Вообще у нас в роду все интересно, мы с сестрой Женей носим фамилию, которая к нам никакого отношения не имеет, - рассказывал «Экспресс газете» старший брат Евгении - Юрий Вяземский (по паспорту он тоже Симонов, но взял творческий псевдоним), профессор МГИМО, создатель и ведущий телевикторины «Умники и умницы». - Мы были бы Станкевичами, если бы не 1937 год. В 11 лет нашего отца усыновил блестящий скульптор Василий Симонов, когда деда, Станислава Станкевича, отправили в ссылку, а его жену - нашу бабушку - расстреляли.

Не случись всех этих ужасных событий, вы, друзья, сейчас читали бы об актрисе Евгении Станкевич, в которой, как она признавалась, течет не только русская, а еще польская, литовская и немецкая кровь.

В юности Женя собиралась по маминым стопам стать преподавателем английского и готовилась к поступлению на филологический факультет. Но тогда их с Юрой отец, который занимал руководящие посты в Институте высшей нервной деятельности, занялся изучением психологии творчества. И его пригласили прочитать цикл лекций на курсах повышения квалификации актеров и режиссеров в Школе-студии МХАТ. В результате  театром увлеклась и Женя. После школы подала документы во все актерские вузы, но взяли ее только в Щукинское училище.

Уже на первом курсе маститый Леонид Быков снял ее в фильме «В бой идут одни «старики». Тогда же Симонова впервые по-настоящему влюбилась. С ней учились несколько ярких парней - Леонид Ярмольник, Альгис Арлаускас, Стас Жданько, а она выбрала Юрия Васильева - ныне популярного артиста и режиссера из Театра сатиры.

- Да, у нас с Женечкой случились взаимные, очень чистые, нежные и страстные чувства, - разоткровенничался с «Экспресс газетой» Васильев. - Волшебная пора! Мы были партнерами все четыре года обучения: делали этюды, ставили отрывки, а в дипломном спектакле сыграли «Историю одной любви» о 16-летних ребятах, уезжающих за романтикой на Север. Помню, как и сам возил Женю к себе на родину, в Новосибирск. Знакомил с родителями. Зима тогда выдалась очень холодная. Пришлось искать теплые вещи для любимой, чтобы она смогла осмотреть достопримечательности и побывать в Академгородке. Я тонул в ее взгляде. В училище нас прозвали Ромео и Джульеттой. Педагоги закрывали глаза на то, что мы пишем друг другу записочки прямо на лекциях.

По словам Васильева, он дико ревновал свою Джульетту. И, как оказалось, не зря! На очередных каникулах, летом 74-го, Симонова улетела сниматься в ленте «Пропавшая экспедиция» на Урал и там потеряла голову от партнера Александра Кайдановского, которого из-за безоглядной дерзости, нелюдимости и интереса к теме смерти многие называли Каином.

Вернувшись в Москву, Евгения сразу же объяснилась с Васильевым. Тот впал в ступор, а потом назло бывшей стал крутить романы едва ли не со всеми симпатичными студентками Щуки.

Съемки на сносях

По словам Никиты Михалкова, в свое время снявшего Кайдановского в советском истерне «Свой среди чужих…», на момент знакомства с Симоновой Александр устал от своих киноролей, ведь постановщики использовали лишь одну краску из его широкой палитры и предлагали образы разных поручиков.

- Сашу влекла кинорежиссура, - констатировал Михалков. - Он думал о поступлении на Высшие курсы... Но на съемках «Пропавшей экспедиции» познакомился с Евгенией Симоновой. Она относилась к профессии столь же ответственно, как и он, ненавидела приблизительность и расхлябанность. Взаимный интерес перерос в настоящую любовь, и в 1975 году они поженились. Следующие два года, чтобы не расставаться, старались сниматься вместе. На съемках «Как важно быть серьезным» Евгении пришлось нелегко - она была уже на последних месяцах беременности. 5 ноября 1976 года родилась их дочь Зоя. Примерно в это же время Кайдановский получил приглашение Андрея Тарковского сыграть главную роль в «Сталкере».

Зое было четыре, когда родители расстались. По воспоминаниям друга семьи - актера и режиссера Сергея Насибова, этому предшествовали нешуточные страсти. Ревнивая Симонова, когда после очередного скандала Кайдановский решил уйти из семьи, села на подоконник, свесила ноги и стала грозить с высокого этажа своему Саше, выбегающему из подъезда: «Если уйдешь - я спрыгну».

- Мне говорили, что я страдала: звонила отцу, ждала его на стульчике около лифта, а он не приходил, - вспоминала потом дочка пары Зоя, ставшая актрисой. - Бабушка с мамой очень переживали. Но у меня нет ощущения раны.

Незадолго до развода семье выделили двушку в самом центре Москвы, на Пушкинской (ныне - Большая Дмитровка). Но благородный Кайдановский, по словам его последней женщины - актрисы Инны Пиварс, оставил эти квадратные метры Евгении и Зое, а сам съехал в комнату в коммуналке, где и умер от третьего инфаркта в конце 1995 года в возрасте 49 лет.

Замужество в отместку

В окружении Симоновой говорят, что она очень тяжело переживала разрыв с Кайдановским. Впала в тяжелейшую депрессию - перестала спать и есть. Отец Жени, Павел Васильевич, который тогда уже получил звание академика по нейропсихологии, в течение недели заставлял дочку каждый день выпивать по три рюмки спиртовой настойки собственного приготовления. А после это они подолгу разговаривали. Женя подробно делилась с папой всем, что ее беспокоит. И уже через месяц справилась со своим пограничным состоянием. А потом встретила нового мужчину, за которого почти сразу -  чтобы отомстить Александру - выскочила замуж.

Судьбоносное знакомство с актером Дмитрием Полонским случилось на съемках фильма «Карантин» в 1983 году. Сам он сейчас не захотел вспоминать о коротком браке с Евгенией, а вот нынешняя супруга Полонского - актриса Александра Равенских, которая работает с нашей героиней в одном Театре им. Маяковского, не стала ничего скрывать:

- Когда у Жени с Димой вспыхнул роман, она со мной советовалась: «Саш, не знаю, что и делать. То ли замуж за Димку выходить, он же так безумно красиво поет, то ли нет». И с моей легкой руки вышла. Но прожили они всего год и разбежались. Вскоре Симонова встретила кинорежиссера Андрея Эшпая, с которым живет уже больше 35 лет. И когда забеременела от него дочкой Машей и ушла в декрет, я вместо нее играла в спектакле «Молва». Ну а до меня вот таким долгим путем дошел мой Дима. Самый близкий и родной человек. В свои чуть за 60 он отлично выглядит, играет в футбол и большой теннис.

«Живым его не выпущу»

С Эшпаем Симонову познакомил коллега по Театру им. Маяковского Игорь Костолевский.

- Они меня подвозили на машине, - вспоминала народная артистка. - Андрей был за рулем. Я сидела сзади, и он посматривал на меня в зеркало. Эти карие глаза. И когда я вышла, подумала: «Есть же счастливая женщина, у которой такой муж». А спустя время на съемках мы встретились и начали общаться. Но так сложилось, что только через два года смогли соединиться. А расписались, когда Марусе было два месяца.

Той «счастливой женщиной», женой Эшпая, на момент знакомства режиссера с Симоновой, была известная актриса Лариса Удовиченко. Андрей Андреевич боготворил Маньку Облигацию.

- Добрые люди мне рассказали, что у Эшпая с Ларисой произошла какая-то история, связанная с ревностью с его стороны, - делился с журналистами следующий муж Удовиченко - пианист и коммерсант Геннадий Болгарин (урожденный Фридман). - Что там было, я не знаю, но, вероятно, эта ревность была такого высокого накала, что в результате они разбежались. Я его понимаю: Лариса была безумно хороша, мимо нее не мог пройти ни один мужчина! Кстати, квартира, в которую я переехал жить, была квартирой Андрея Эшпая. Он как джентльмен после развода оставил ее бывшей жене.

А свою новую супругу Евгению Павловну Эшпай после долгого перерыва вернул в кино. Она стала сниматься практически во всех его фильмах и сериалах: «Дети Арбата», «Событие», «Многоточие» и не могла нарадоваться, что вплоть до мелочей совпала со своим третьим супругом.

- Я его живым не выпущу, так ему и говорю, - улыбается актриса, которой, как недавно стало известно, в свое время диагностировали рак и удалили одно легкое.

А ее коллега по Театру им. Маяковского Юрий Соколов, который знаком с Симоновой чуть ли не 40 лет, считает, что Евгения Павловна зря пытается отдалиться от прилипшего образа Принцессы:

- Женя очень светлая, добрая и состояние души с ее героиней из «Обыкновенного чуда» до сих пор в ней. Она крестная мама моего и Ольги Прокофьевой сына Саши. Да, Евгения многое преодолела. Она, как трактор «Беларусь», но только в изящном и хрупком теле. Я был свидетелем, как ей бывало тяжело, в финансовом плане в том числе. Другая бы давно опустила руки, а Симонова на своих плечах все это несет. При этом великолепно выглядит, улыбается и повода спросить: «Какие у тебя проблемы», не дает. Часто вспоминаю, как мы всем театром были на гастролях в Киеве, во времена, когда еще Наташа Гундарева была жива. После спектакля все поехали на живописную реку на пикник. Мероприятие совпало с тем, что Жене дали премию Станиславского. Рома Мадянов в честь этого стал жарить шашлыки. А пока все мы, другие мужики, ринулись в реку, Евгения Павловна в сторонке тихонько плескалась. Увидев это, мы вылезли из воды, подошли к ней сзади, схватили и, как королеву, подняли на руки. Понесли на песчаную гору с криками: «Эйо! Эйо!» Наблюдая за этим, наш режиссер Юра Иоффе с грустью вздохнул: «Боже мой, как же в этом народе еще сильно язычество!»

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх