Последние комментарии

  • Alexandra Gorskaya9 декабря, 22:19
    Ни чего на это не скажешь. "Взяли суверенитета  сколько  могли".Да и пенсия  такая , за что ? О боже.Что твориться в ...На широкую ногу: Наина Ельцина обосновалась с кухарками в доме Максима Горького
  • Pronin Vasyliy9 декабря, 20:15
    Что вы с нею носитесь как с писанной торбой?  В чем ее ценность для народа, государства?  Западный грантоед, ненавист...Правозащитница Людмила Алексеева скончалась на 92-м году жизни
  • Галина Беляева9 декабря, 19:50
    этого и следовало ожидатьМеган Маркл стала причиной распри между принцами Гарри и Уильямом

Психологический портрет российского взяточника оказался неожиданным

Борьба с коррупцией в последние годы стала одним из краеугольных камней российской внутренней политики. И теперь, после целой серии громких арестов и разоблачений, правоохранительные органы могут подвести некоторые итоги. Так, в Генпрокуратуре решили составить психологический портрет типичного чиновника-коррупционера – и результат оказался любопытным.

Как выяснилось, средний взяточник – это вовсе не вороватый тип сомнительных умственных и нравственных достоинств. Напротив, обычно это мужчина в самом расцвете сил, возрастом около сорока лет, с высшим образованием, не склонный к вредным привычкам и нормально зарабатывающий, часто женатый и воспитывающий детей. Он законопослушен, но при этом энергичен, коммуникабелен и стрессоустойчив, показывает хорошие результаты в работе. В целом получается чуть ли не идеальный член общества, рассказал на интернет-канале «Эфир» представитель надзорного ведомства Александр Куренной.

Однако в какой-то момент такой человек начинает думать, что он мог бы добиться еще большего социального статуса и достатка – и поддается соблазну.
По словам собеседника журналистов, мало кто из взяточников идет против закона, потому что ему банально не хватает на жизнь или он просто не слишком устойчив в моральном плане. Основным мотивом становится самоутверждение в той или иной форме, объяснил Куренной. При этом он отметил, что представительниц слабого пола среди коррупционеров – меньшинство, хотя доля женщин в статистике таких преступлений вдвое выше, чем по другим категориям правонарушений.

 

Источник ➝